Горячий «Август. Восьмого» в холодном феврале двенадцатого

Таким после войны кое-где абхазский Сухум остаётся и сегодня

В центре исполнители главных ролей Максим Матвеев и Светлана Иванова

«Август. Восьмого» — название нового фильма режиссёра Джаника Файзиева, который на днях выйдет на киноэкраны.

17 февраля в Москве, киноцентре «Пушкинский», состоялся предпремьерный показ — традиция, в первую очередь адресованная прессе.

Как и положено в подобных случаях, мероприятие собрало столичный аристический бомонд — интервью известных в мире российского кино людей давались буквально на каждом шагу. Позаботилсь и об антураже — при входе на Пушкинскую площадь пришедших встречали блок-посты (документы не проверялись, только приглашения).

Фойе кинотеатра представляло собой довольно странное сочетание русских берёзок, задрапированных чёрным стен и потолка и сюжетов компьютерных игр. Каким образом это связано, раскрылось при просмотре самого фильма.

Хорошо помню то время, когда половина страны припала к экранам обычно выключенного телевизора, вторая напряжённо слушала радио. В ночь на 8 августа 2008 обстрелы территории Южной Осетии закончились штурмовой операцией грузинских войск. Цхинвал обстреливался установками артеллирийского огня, затем в город вошли танки.

По сообщениям корреспондентов с мест событий, мирное население расстреливали из всех стволов, подвалы, где пряталались люди, забрасывались гранатами. Одиночные цели снимали автоматчики и снайперы.

На фоне всего этого Россия, то есть её власти, молчали. Вернее, первые лица делали некие резкие заявления, но фактически всё воспринималось как очередное предательство — ведь их, начиная с разгрома Югославии, был целый парад. Понимая, что с военного ответа мог начаться отсчёт новой войны против самой России, я, тем не менее, испытывал ужас от бессилия и стыда за новоиспечённого тогда президента, бессмысленно стучавшего по столу, в то время как в Цхинвале гибли русские миротворцы.

Зато какое облегчение, какой восторг вызвали кадры танковой колонны, выходившей из Рокского тоннеля — помню, по-мальчишески чуть не прыгал от радости от того, что власть наконец-то проявила твёрдость и зрелость.

После скоротечной трёхдневной войны были вошедшие и ушедшие несолоно хлебавши американские военные корабли в Чёрном море, привычная грязная ложь Fox News, признание государственности Южной Осетии и Абхазии — но всё это было потом, долго ещё вызывая восхищение и гордость за Россию, которая не бросила в беде мирных людей. Именно такими шагами в течение нескольких столетий и прирастала империя. Однако вернёмся к фильму «Август восьмого».

Несомненно, он вызовет шквал критики, и причины этого заранее ясны — фактически это фильм-агитка. Он снят за государственные деньги, прославляет немодные ныне в либеральной среде, поданные по-плакатному выпукло лучшие качества — честь, мужество, преданность долгу, в том числе военному и материнскому.

Президент России представлен в нём мускулинным актёром Владимиром Вдовиченковым, не склонным к рефлексии — приказы его коротки и точны. Это вообще присуще диалогам фильма, чётким, как военные приказы. Львиная доля ими и являются. «Война кончилась. Мы победили» — говорит в конце фильма главный герой.

Однако главный ли он — вопрос, который лучше оставить в качестве интриги фильма — претендентами являются хрупкая молодая женщина и… ребёнок лет пяти.

Любителям проникновенной лирики, содержательных диалогов и длинных планов на этом фильме делать нечего — это честно сделанный крутой боевик про реальную войну, с черезвычайно реалистичными спецэффектами, в котором есть место простым человеческим чувствам, поданным, впрочем, в духе чёрно-белых фильмов про Вторую мировую.

Он априори не претендует на глубокозначимость, и, в отличие от «Цитадели» Никиты Михалкова, этим честнее. Нужно однако признать, что в михалковском фильме немало проникновенных сцен, трогающих душу и сердце; здесь вы найдёте их, только если способны проронить скупую слезу во время игры в контр страйк.

Отдадим должное создателям — в фильме-боевике не злоупотребляют натурализмом. Есть сцены очень жёсткие, но без преувеличенной картинной жестокости, без смакования лужами крови и разорванных тел. Война есть война, и изображена она честно. Второй плюс — единственный грузинский солдат, чьё лицо снято крупным планом, показал себя человеком высшего благородства, лица же остальных были закрыты.

Видимо, у авторов есть понимание — да, был военный конфликт, но российский и грузинский народы врагами никогда не были, не являются и вряд ли будут. Пройдёт время, сменятся правительства, а народы останутся дружестественными. Грузин в России любят, это очевидно, вероятно поэтому образ врага в фильме не персонифицирован. Это своего рода условный враг — некие плохие парни в маске не лице. Персонажи из компьютерных игр. С квестом вообще многое роднит — к примеру, несколько первых, довольно долгих минут ничего не напоминает о сюжете того фильма, что вы ждёте — может возникнуть вопрос, не ошибся ли оператор с носителем.

Случилось так, что из Абхазии я вернулся за несколько дней до просмотра фильма «Август восьмого» — посетил Сухум в рамках программы культурного обмена «Россия-Абхазия». Въезжал из кипящего работой предолимпийского Сочи, где был на Зимнем фестивале искусств Юрия Башмета. Настроение соответствующее — тёплый южный город, звёзды классической музыки, атмосфера творческого воодушевления.

Однако стоило пересечь абхазскую границу, что в каких-то считаных километрах от Адлера, и возникло ощущение нереальности происходящего. Будто бы тот же Сочи, но над ним взорвалась вакуумная бомба — остовы разрушенных санаториев, отключенная от сети заброшенная железная дорога вдоль Чёрного моря, пустые глазницы умерших стоя семафоров. Всё это на фоне невиданной по красоте природе. И очень мало людей.

Натура, на которой нимался фильм, была очень похожа — словно совершил путешествие во времени. Только что я видел полуразрушенные здания, которые до сих пор не восстановлены после обстрелов, и вот на моих глазах оживает картина, как это происходило.

Рекомендовал бы я смотреть ли «Август восьмого»? Смотреть, однозначно. Смотреть, чтобы ценить тот мир, что нас окружает. Увидеть сквозь условности жанра киноагитки то, как всё это было. Потому что для большинства нас самая немыслимая вещь, которая может произойти — война, может войти столь же неожиданно, сколь просто и буднично — на освещённые неоном улицы, в наши отремонтированные евроофисы, квартиры и судьбы. Так, как она совсем недавно, буквально на наших глазах, вошла в эту невероятную по красоте землю — Осетию и Абхазию.

Видеть и знать, чтобы не допустить.

В ролях: Светлана Иванова, Максим Матвеев, Егор Бероев, Артем Фадеев, Владимир Вдовиченков, Сергей Газаров, Гоша Куценко, Анатолий Белый, Кирилл Плетнёв, Алексей Гуськов.


Новости в этой категории

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Полностью переформатировать сознание, выдать чёрное за белое, зеркально поменять нравственные полюса — большая, продолжительная, но вполне выполнимая задача. Никогда не мог подумать, что технология «цветных…

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Впервые в истории мы опередили всех по количеству побед. Мы показали, что можем и строить, и принимать, и побеждать. Теперь у нас есть лучшая в…

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

Опубликовал его некий украинец Олег Леусенко, содержание постов которого носит исключительно односторонний антироссийский характер. В нём мало чего о самой Украине без привязке к России,…