Народ и власть. Вектор диалога.

Выборы окончены. Власть взята — где силой, где лукавством, где прямым обманом.

Те, кто устроил цирк с каруселями, подлог не признали — несмотря на то, что вся страна в прямом эфире могла видеть кадры центрального канала, где ведущая с недоумением комментировала транслировавшиеся из ЦИК данные голосования. По Ростовской области сумма голосов действительных бюллетеней составила почти 150%. «Чур, чур меня! Чуровщина какая-то…» И такой регион был далеко не единственным.

vector_dialog

Народ и власть. Вектор диалога?

Однако тратить время на споры и сожаления глупо, как и искать виноватых — они не там, где их очевидно видят. Случившееся 4 декабря является закономерным следствием политической инфантильности самого общества — каждого его гражданина в отдельности. Мы развратили власть — мы, и никто другой.

Уже утром, после того, как была закончена эта статья, пришла новость о введении в Москву внутренних войск – мера, которая таким образом задаёт вектор будущего диалога оппозиции и власти.

«Если ты не занимаешься политикой — политика займётся тобой» — редко какой тезис несёт в себе больший конкретный фактический смысл, чем этот. Почти каждый на выборах отметил, что мало кто из знакомых мог проголосовать за «Единую Россию» — единицы. Однако кто в вашем окружении, включая вас самих, является членом какой-либо партии, профсоюза или другой общественной организации? Скорее всего – никто или единицы.

Социально активная позиция гражданского населения не должна проявляться раз в несколько лет на выборах — она не должна прекращаться. Люди не должны подходить к выборам, голосуя сердцем.

Выборы — социальный контракт, который должен быть чётко формулируемым. Как в браке — этот жених предлагает такое вот приданое. У того — положение в обществе. Вон тот — генерал, а этот всё продует — игрок. Партийная жизнь также должна быть видна ежедневно, а не от выборов к выборам, по плакатам на улицах. Политический выбор должен быть не протестным, а осознанным и созидательным.

Природа не терпит пустоты — любой вакуум мгновенно заполняется. Позиция нынешней власти объяснима и вполне очевидна — она берёт на себя ответственность там, где царит безразличие и безинициативность.

С годами вожди уверуют в свою непогрешимость, в то, что только они видят правильный путь, лишь они способны справится с задачами и проблемами, которые видят перед собой. Это заблуждение, которое они неспособны осознать — актуальные для общества задачи и проблемы они видеть перестают или игнорируют по внутренним убеждениям.

Ошибка любого авторитарного режима — без диалога с обществом, широким его слоями власть всегда оказывается в вакууме — который, разумеется, тоже заполняется. Везде и всегда одинаково — социальным взрывом. Спонтанным или спровоцированным извне — совершенно неважно, так как в консолидированном обществе, во главе которого выразитель общественных устремлений, любые провокации обречены.

Так было в Ливии, пример которой будет хорош не в качестве того, как свергли Муаммара Каддафи, а того, как он пришёл к власти. Созданная 27-летним Каддафи организация «Свободные офицеры юнионисты-социалисты» совершила переворот 1 сентября 1969, свергнув короля Идриса I, отношение к которому лучше всего сформулировано в коммюнике заговорщиков: «Граждане Ливии! В ответ на сокровенные чаяния и мечты, переполнявшие ваши сердца, в ответ на ваши непрестанные требования перемен и духовного возрождения, вашу длительную борьбу во имя этих идеалов. Прислушиваясь к вашему призыву о восстании преданные вам армейские силы взяли на себя эту задачу и свергли реакционный и коррумпированный режим, зловоние которого вызывало тошноту и шокировало нас всех». Каддафи за 40 лет обещания выполнил — он построил социальное государство.

Не знаю, догадывается ли правящий тандем, но сейчас подобные лозунги поддержало бы больше половины населения страны. Больше того — вспыхни восстание, продержалась бы власть меньше, чем Белый дом в 1993-м.  Полиция держалась бы до первой крови в рамках служебного контракта. Власть и её силовые структуры не объединяет ничего, кроме бизнеса — а как известно, от партнёра, у которого с бизнесом возникают проблемы, отворачиваются сразу. Ничего личного.

Надеяться на идейно лояльных «нашистов» глупо — они не сделают погоды, как «Гитлерюгенд» не смог бы спасти разваливающийся Третий Рейх. Впрочем, и у них контракт — идейных, «настоящих буйных», там мало. А иных у власти нет. Союзники как внутри страны, так и за пределами, давно заменены бизнес-партёрами.

Клеймить Путина модно, но всё же неумно — он, в рамках мировоззрения, окончательно сформированного в лихих 90-х, как может, несёт свой крест, будучи совершенно уверенным в своей миссии и том, что кроме него, больше некому. Ну в самом деле — кто? Зюганов? Жириновский? Явлинский? Может быть, Миронов или Медведев? Немцов? Навальный? Лимонов? «Купите гуся», сказал бы Паниковский. Ни одной достойной фигуры на горизонте нет — либо вышедшие в тираж политики прошлого века, либо откровенные маргиналы.

Ливия 1969 года очень напоминает нынешнюю Россию. К слову сказать, современные историки не склонны считать короля Идриса I фигурой реакционной, как её представляли себе заговорщики и большая часть Ливии в те дни. Заслуги свергнутого короля очевидны — он участвовал в освобождении территории Ливии от немецких и итальянских войск во Вторую мировую войну, сумел объединить многочисленные сильные кланы, нейтрализовал действия стран арабской Лиги, прошёл огромный путь к признанию независимого государства, учредил конституционную монархию, после чего получил власть над всей страной и возглавил её. Равной ему по значимости фигуры в то время не было. Кстати, при Идрисе I экономика Ливии пережила стремительный рост, благодаря разработкам нефти.

В то же время за трон Ливии он заплатил высокую цену — итальянцы, французы и американцы получили от сделки серьёзные доли в виде военных баз, восстановления утраченных прав собственности и права разработки месторождений. На внутреннем уровне Идрис I добивался подавления инакомыслия в стране, всеми способами препятствуя участию оппозиции в работе правительственных органов. Народ получил государственность и свободу, но не мог пользоваться их плодами. Несменяемость власти на этом фоне лишала каких-либо надежд на законные конституционные изменения. Параллели очевидны.

Не буду поднимать тему украденных миллиардов — это другая тема, на которую нет квалификации рассуждать. При этом нельзя не принимать в расчёт, что даже с обывательской точки зрения очень странно, что за послевоенные годы нефтедобывающие страны с немалым населением озолотились и выстроили фантастические города в пустынях, а нефтепотребляющие развились, давно обогнав Россию, которая все эти годы с ними торговала.

За десятки лет подавляющая часть российского населения при этом до сих пор сводит концы с концами, а многие и сейчас находятся в вопиющей нищете, не чувствуя защищённости со стороны государства. Для самой богатой страны мира, в третьем тысячелетии, спустя почти семьдесят лет мирной жизни, это недопустимо.

Ошибка нынешней власти ещё и в том, что на фоне растущего политического самосознания масс, при отсутствии каких-либо реальных позитивных перемен, при нарастающих тенденциях подавления свобод, растущая социальная напряжённость подкрепляется отсутствием новых лиц в высшем руководстве, с симпатиями к которым общество могло бы связывать надежды на перемены к лучшему.

На прямой вопрос Владимиру Путину о том, кто же из политиков новой формации появился за последние годы, он назвал лишь Дмитрия Медведева, добавив: «Вы зря сбрасываете его со счетов». Это была фатальная ошибка. Мало того, что накопившаяся усталость направлена в первую очередь на самого Путина, которого действительно мало кто хочет видеть первым лицом — отношение к Медведеву, как политику, даже на фоне Путина нельзя назвать иначе как катастрофическим и близким к презрительному. С именем нынешнего Президента связывают лишь беспомощность власти, выраженную в проваленных реформах, бессмысленных начинаниях и бесполезных инициативах. Классика — верхи не могут, низы не хотят.

Застой в политической жизни привёл к тому, что выбирать не из кого. Уже почти два десятилетия, за которые выросло целое поколение людей, общество видит одни и те же лица при чехарде партийных названий. Их реальную заслугу, кроме законотворческой деятельности, почти не видно. Принятые же законы либо приводят в замешательство своей средневековой иезуитской природой, вроде экспериментов в системе образования и здравоохранения, а также недавней поддержки раздутой Президентом кампании педоистерии, либо имеют отношение к самой политической жизни, в которой они же и варятся. Либо, даже если полезны и хороши, просто не работают.

Эпоха в России меняется каждые 20 лет — это можно легко заметить. Голодные 1920-е, лихие 40-е, оттепельные 60-е, следующий за ними застой, почти до конца 1980-х. Качественные изменения назрели и пройдут в любом случае — с момента начала революционных преобразований вновь прошло 20 лет. За это время Китай из «младшего брата» превратился в крупнейшую мировую державу, государства бывшего социалистического лагеря, отделившись, стали вполне цивилизованными европейскими странами, которые трудно узнать. Не узнать даже Грузию. У нас же, исключая центры крупных городов, большая часть страны до сих пор будто застыла где-то в далёком уже XX веке.

Нельзя считать, что время потеряно или был взят неверный курс. Не стоит огульно ругать власть — за 20 лет в России построены все институты современного общества, значительно изменилась и психология людей (стоит вспомнить, что всего 20 лет назад за спекуляцию, то есть обычный нынче бизнес, могли посадить в тюрьму).

Возможно, изменения и не могли происходить быстрее. Но вот сейчас время перемен действительно пришло, а носителей их идей нет — в этом и состоит конфликт общества и власти.

Есть парламент, суд и полиция. Есть банки, есть свободная пресса. Есть возможность выезжать за границу. Есть возможность открывать своё дело. Есть выборность власти. Всё это — то, о чём 20 лет назад только мечтали. Это создано, но проблема в том, что работает это всё очень плохо, не во благо общества и каждого гражданина, или не работает вовсе. И что самое неприятное — те, кто сейчас у власти, судя по декларациям, ничего не изменят. Надвигающимся переменам они противопоставляют сильную руку, не понимая, что сейчас гораздо актуальнее светлая голова, чистые намерения и способность вдохновить страну на подъём.

Изменить ситуацию, не прибегая к новому слому — страшному, когда все завоевания непременно будут утеряны, можно лишь тогда, когда общество само активно включится в политическую жизнь. Даже нынешняя власть это понимает и сама стремится к диалогу — инициатива о создании «Большого правительства» яркий пример тому. Диалог будет непростым, возможно с обоих сторон неприязненным, но он должен быть.

Власть не должна чувствовать себя вершителем истории — только коллективный разум способен менять мир. Личность всегда является лишь воплощением и носителем коллективного разума. Этому разуму пора проснуться. Мы находимся в двух шагах от светлого будущего, но к нему нужно приближаться взвешенно и трезво. Быть в диалоге, а не конфронтации.

Быть инициативным и конструктивным, а не протестным. Быть настойчивым в отстаивании своих интересов. Создавать партии, общества, движения, участвовать в гражданских акциях. Получать опыт, закаляясь в борьбе — это формула выживания и эволюции. И не откладывать это до следующих выборов.


Новости в этой категории

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Полностью переформатировать сознание, выдать чёрное за белое, зеркально поменять нравственные полюса — большая, продолжительная, но вполне выполнимая задача. Никогда не мог подумать, что технология «цветных…

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Впервые в истории мы опередили всех по количеству побед. Мы показали, что можем и строить, и принимать, и побеждать. Теперь у нас есть лучшая в…

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

Опубликовал его некий украинец Олег Леусенко, содержание постов которого носит исключительно односторонний антироссийский характер. В нём мало чего о самой Украине без привязке к России,…