Психолог-сексопат или почему сажали Владимира Макарова

Вчера появились новые сведения в деле Владимира Макарова, осужденного Тверским судом на 13 лет заключения за «развратные действия» в отношении собственной дочери. Приговор выносился на основании косвенных улик, бездоказательно.

Лейла Соколова на работе и после неё

В основе решения судьи были два документа, каждый из которых в принципе не мог служить основанием даже для возбуждения уголовного дела — показания полиграфа от эксперта Игоря Нестеренко — как уже выяснилось, полученные с многочисленными нарушениями, и заключение детского психолога Лейлы Соколовой из скандально известного центра «Озон», заключения которого не раз уже становились основой для несправедливых приговоров — в нём Соколова разглядела «фаллические признаки» в рисунках Эли, дочери Владимира Макарова.

Как можно было разглядеть фаллос в пушистом кошачьем хвосте, было загадкой для многих. Сейчас загадка разрешилась — эксперт Лейла Соколова, вероятнее всего, сама испытывает существенные психопатологические отклонения, являясь участницей лесбийских BDSM-вечеринок с садомазохистским уклоном. Фотографии с этих мероприятий попали в сеть благодаря частным расследованиям в блогосфере. Подлинность личности на фотографиях установлена, сама детский психолог по телефону от комментариев отказалась. Позже поступила информация, что госпожа Соколова подтвердила своё участие в таких мероприятиях в качестве «модели», однако это было очередной, довольно грубой ложью — её сообщения на профиле соответствующей тематики, котороые она не успела уничтожить на тот момент, не оставляли сомнения глубокой вовлечённости в эти «игры».

Независимые эксперты и журналисты, проводившие собственное расследование, с самого начала были уверены в заказном характере обвинения Владимиру Макарову, так как состав доказательной базы не выдерживал никакой критики. Основанием для возбуждения уголовного стали подозрительные анализы его дочери, 6-летней Эли Макаровой, которая упала во время занятий на шведской стенке. Лаборант перепутал флаконы, в анализах нашли то, чего там быть не должно. Сделали анализы повторно, более тщательно, найти ничего уже не нашли, выяснили, что девочка девственна, но поздно — отец, Владимир Макаров, был арестован, начал раскручиваться маховик следствия. Материалы, оправдывающие Макарова, следствием игнорировались, либо исключались из дела — в итоге рисунок кошки с чрезмерно пушистым хвостом, вернее, заключение эксперта Лейлы Соколовой на него, и стал основой вынесения тяжелейшего приговора — 13 лет тюремного заключения.

Зачем нужно было сажать очевидно невиновного человека — такую задачу нынче нужно ставить независимому расследованию, фигурантами которого в свою очередь должны стать следователи Таганской прокуратуры, сфабриковавшие дело, привлечённые к делу Макарова эксперты, а также судья, вынесшая приговор по заведомо ложному обвинению — очевидно, ей осознаваемому. Речь не идёт о судебной ошибке — всё указывает на то, что это именно планово сфабрикованное уголовное дело.

Версий, зачем сажали Макарова, две — профессиональная, конспирологическая, и бытовая, прозаическая. Почему-то упускается из виду, что до 23 июля 2010 года, когда случилась история с дочкой, Владимир Макаров занимал довольно высокую должность в Министерстве транспорта РФ, где работал заместителем начальника отдела финансово-бюджетной политики департамента экономики и финансов. В частности, в его ведении был законопроект «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчиков за причинение вреда пассажирам» – собственно, Макаров его и готовил.

Суть документа сводилась к значительному повышению финансовой ответственности перевозчиков на всех видах транспорта в случае гибели или травм пассажиров. Принятие документа означало радикальный пересмотр существующих базовых требований и обязательств, влекущих в перспективе пересмотр производственных стандартов, регулирующих безопасность пассажиров на транспорте и реорганизацию производства самих транспортных средств. Речь идёт о защите здоровья и жизни людей, что, в свою очередь, влечёт и необходимость существенных затрат. Это существенные деньги.

По словам супруги Владимира Макарова, «выгоду от этого закона получали бы пассажиры, немного – страховые компании, а финансовую нагрузку несли бы перевозчики всех видов транспорта – от маршруток до РЖД и авиакомпаний». Перевозчики воспринимали этот закон как новый налог на бизнес: «Закон должен был быть принят еще прошлым летом, но не принят до сих пор. А этим летом у нас столько трагических событий: «Булгария», Як-42. С принятием этого закона были бы совершенно другие действия» – добавила Татьяна Макарова.

Кроме того, она сообщила, что её муж занимался разработкой методики расчета платы за проезд по платным дорогам. «В эту плату пытались заложить не только затраты на содержание дороги, как было бы справедливо и экономически обоснованно, но и затраты на строительство этой дороги, которые компания, собирающая деньги за проезд, никогда не несла, а дороги строились давно и за счет государства», – отметила она, добавив, что после ареста её мужа на одном из участков по дороге М4 ввели завышенную плату в 1,5 рублей за километр с легковой машины, не смотря на то, что экономически обоснованная цена – 2 копейки за километр. «В основе всего этого лежат большие деньги, большие бюджеты, поэтому я думаю, что трагические события нашей семьи связаны с деятельностью моего мужа», – подытожила Татьяна Макарова.

Вторая версия проще. Макаров, будучи крепким сибирским парнем, сотрудничал с молодым следователем отделения по Таганскому району СКП Дмитрием Лопаевым спокойно и выдержанно лишь до тех пор, пока само дело не представлялось ему явной нелепостью, которая скоро разрешится. Однако затем что-то произошло. Материалы судебных заседаний явно указывают на конфликт — видимо, в тот момент, когда Макаров понял, что никто объективно разбираться не собирается, а дело очевидно «шьют», скорее всего возмутился и послал следователей куда-то гораздо дальше родного Барнаула. Позднее ему пришлось извиниться, но было уже поздно — не исключено, что решение «сажать» было принято именно в тот момент.

В любом случае, дальнейшие действия следствия укладываются в традиционную логику заказных дел — сбор косвенных улик, получение заключений непрофессиональных экспертов, действия которых сами требуют уголовной оценки, давление на судью, которая зачитывала приговор дрожащим голосом, ни разу не посмев взглянуть в глаза подсудимому и немедленно удалилась из зала после его объявления.

Следует отметить, что похожее дело, которое может стать ещё более громким и резонансным, с января прошлого года находится в ведении Пресненской, а затем и Московской городской прокуратуры. Речь идёт о музыкальном педагоге Анатолии Рябове, который исключил из своего класса 13-летнюю ученицу из-за хамского поведения её матери — в отместку она написала заявление в Прокуратуру о сексуальных домогательствах к её дочери.

Почти год дело, основанное на ложном доносе, расследуется по подобной же схеме — в отсутствии хоть каких-то доказательств вины, несмотря на всю абсурдность обвинения, как и в деле Владимира Макарова следствие продолжает «разрабатывать», стремясь довести дело до суда. Насколько объективны российские суды, говорить не приходится.


Новости в этой категории

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Полностью переформатировать сознание, выдать чёрное за белое, зеркально поменять нравственные полюса — большая, продолжительная, но вполне выполнимая задача. Никогда не мог подумать, что технология «цветных…

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Впервые в истории мы опередили всех по количеству побед. Мы показали, что можем и строить, и принимать, и побеждать. Теперь у нас есть лучшая в…

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

Опубликовал его некий украинец Олег Леусенко, содержание постов которого носит исключительно односторонний антироссийский характер. В нём мало чего о самой Украине без привязке к России,…