Конкурс Чайковского — размышления после финала. Каким встретим Пятнадцатый?

Конкурс имени Чайковского завершился две недели назад. Благодаря свежей ещё памяти и небольшой дистанции, позволяющей отойти от эмоций, можно подводить итоги.

Самый животрепещущий вопрос тех дней — почему именно так голосовало жюри, вероятно, следует уже оставить. Он риторический — голосовало так, как считало нужным. Жюри наделили полномочиями, люди в нём выполнили свой долг.

Валерий Гергиев и Владимир Путин на открытии XIX Конкурса им. Чайковского

На прямой вопрос нашего издания «Почему?», предельно корректно поставленный, имеющий целью понять логику и мотивацию, содержательного ответа не последовало — это их право. Голосуй жюри в соответствии с предпочтениями публики и прессы, возможно все первые места были бы у русских — зарубежную аудиторию это бы вряд ли удовлетворило. К тому же нельзя не отметить разные предпочтения музыкальных критиков и слушателей — приз зрительских симпатий по результатам онлайн-голосования был вручён золотому медалисту Даниилу Трифонову, а не фавориту прессы Александру Лубянцеву.

Есть много тонкостей, очевидных для профессионально жюри, и почти недоступных пониманию публики и музыкальных критиков. К примеру, для определённого числа исполнителей участие в конкурсе — всего лишь средство заработка, нередко вполне существенного. В каждый период времени можно выделить группу молодых солистов, которые ездят по миру, ставя целью именно конкурсные победы, основательно к этому готовятся, и, как следствие — побеждают. Но поскольку жюри — это тоже своего рода профессия, которая неплохо освоена группой исполнителей старшего поколения, нередко они пересекаются на разных конкурсах в разных странах.

Победа исполнителя в других крупных конкурсах имеет значение для жюри, но когда число побед станвится значительным, возникает резонный вопрос — почему музыкант не останавливается? Когда такие конкурсанты попадают в поле зрения, они рискуют быть причисленными к категории «спортсменов», и их, как правило, отсеивают. Произошло ли такое на нынешнем конкурсе в Москве, можно только гадать, но не исключено — по крайней мере, некоторые комментарии Густава Алинка, эксперта по музыкальным конкурсам, позволяют это предположить. Разумеется, для подавляющего числа музыкантов участие в Конкурсе Чайковского имеет значение гораздо большее, чем получение премий, но судило-то международное жюри, с обственными критериями.

Острее же всего Конкурс Чайковского высветил две проблемы — недостаток современых акустических концертных залов в Москве и неудовлетворительный профессиональный уровень российских симфонических оркестров, который особенно явственно виден во время гастролей зарубежных составов. Первая проблема разделила XIV Конкурс между двумя городами, вторая во всём «блеске» демонстрировалась всему миру в онлайн-трансляции.

Эпизод, когда первая же нота известной всему миру нисходящей мелодии духовых в Первом концерте Чайковского была взята фальшиво, открыл счёт нескончаемых огрехов, которые преподносил солистам Российский Национальный оркестр на протяжении всех дней конкурсного финала. До недавнего времени считавшийя одним из лучших в России, на «Чайковском» коллектив демонстрировал уровень мастерства, скорее характерный для оркестра с далёкой периферии — духовая секция нескончаемо фальшивила, в звуковой ткани прослушивались кластеры неопределённой звуковой высоты, не было ансамбля с солистами. Конечно, в этом есть и вина дирижёра Александра Дмитриева, но фальшивил-то не он.

Что случилось с коллективом — загадка, которую отчасти разъясняет анонимный комментарий одного из оркестрантов, оставленный в рецензии Classica.FM: «…Вы там перетираете свои технические (и не только) моменты «пинисианизма», а музыканты оркестра второй месяц работают двойниками за посредственное пособие по безработице. При всем уважении к этому великому событию (в общем) и к конкурсантам (в частности), я (и не только) проклинал каждый рабочий день». Другими словами — «Платят мало, мы устали, так и играем» — вот бесхитростный уничтожающий смысл этой тирады.

Грамотный менеджмент, сотни миллионов затраченных на конкурс рублей — всё это разбивается о чьи-то разгильдяйство или непорядочность. Неряшливую игру демонстрировал и Камерный оркестр Московской филармонии — правда, они за три дня успели собраться и день ото дня играли лучше. Насладиться же действительно приличной оркестровой игрой слушатель мог, пожалуй, лишь на заключительном концерте с участием оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева — как только оркестр заиграл, всё встало место — и звук, и баланс, и контакт с солистом, и нормальная брасс-секция — увы, наверное, единственная из российских оркестров.

Концертные залы — вторая проблема. В Москве нет современного акустического концертного зала, в полной мере соответствующего понятию мировой музыкальной столицы, и кажется странным, почему это до сих пор для всех не очевидно. С окончанием успешной реставрации Большого зала консерватории реноме Конкурса Чайковского было восстановлено, но уверенности в том, что «Чайковский» вернётся в Москву, нет — прошлогодние обещания сегодня не подтверждаются, а заявления министра культуры Авдеева заставляют вздрагивать — неужели опыт нынешнего, разорванного пополам конкурса, не заставил одуматься? Нельзя полноценно проводить один конкурс одновременно в двух городах — неудобно, неразумно, дорого.

Конкурс Чайковского вырос. Далеко не сегодня он вышел из стен Московской консерватории, но с 1958 года ни одна площадка не была более достойной для него, чем Большой зал. За более чем полвека в преобразившейся до неузнаваемости, выросшей в разы по площади и населению Москве так и не появилось отдельного концертного зала, превосходящего по характеристикам главный зал этого учебного заведения, построенный более ста лет назад. Москве катастрофически не хватает своего Карнеги-Холла — большого концертного комплекса с несколькими залами разной вместимости и безупречной акустикой, репетиционными комнатами, большой музыкальной библиотекой, медиа-центром, который может транслировать события всему миру.

В конце XIX века Василий Сафонов, будучи директором Московской консерватории, предлагал построить новое здание с большим концертным залом на Театральной площади, между Метрополем и нынешней гостиницей «Москва». Тогда Городская Дума не пожелала передать участок земли консерватории безвозмездно, а генерал-губернатор был решительно против передачи, считая этот участок идеальным для плац-парадов. Место и поныне пустует. Быть может, пришло время воплотить идею — построить именно здесь большой современный концертный зал? Напротив Большого театра, рядом с Малым, чтобы центр Москвы, как и полагается столицам XXI века, был сосредоточением культурной жизни, а не деловой или административной средой. Обилие гостиниц вокруг позволит наполнять его гостями, в том числе зарубежными — ведь даже отреставрированный Большой театр не удовлетворит возросший спрос, — билеты на спектакли и раньше было не достать.

Успеть сделать это можно к 2015 году, юбилейному, XV Конкурсу Чайковского — разумеется, если начать немедленно и тратить деньги по назначению. Там и провести конкурс — все выступления в одном месте. Возможно, лишь за исключением фортепиано, по исторической традиции оставив его Большому залу Московской консерватории.

Предыдущие статьи:

Конкурс умер. Да здравствует Конкурс! Размышления после финала
«Звёзды Чайковского» — победители без проигравших


Новости в этой категории

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Полностью переформатировать сознание, выдать чёрное за белое, зеркально поменять нравственные полюса — большая, продолжительная, но вполне выполнимая задача. Никогда не мог подумать, что технология «цветных…

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Впервые в истории мы опередили всех по количеству побед. Мы показали, что можем и строить, и принимать, и побеждать. Теперь у нас есть лучшая в…

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

Опубликовал его некий украинец Олег Леусенко, содержание постов которого носит исключительно односторонний антироссийский характер. В нём мало чего о самой Украине без привязке к России,…