Челябинский органный зал: «справедливо и необходимо» уничтожить

11 мая Общественная палата Челябинска признала «справедливой и необходимой» инициативу нового губернатора области Юревича о выносе органа из Зала камерной и органной музыки на Алом поле. Власти торопятся протолкнуть решение до того, как kalina krasnayaнародное возмущение примет организованные формы – «окончательное» заседание Общественной палаты назначено на 13 мая, тогда как первые публичные акции протеста горожан пройдут 15-го. Ссылаясь на решение Президента, команда нового губернатора торопится в ситуации, когда для такого решения нет даже правовой базы – закон о реституции в пользу РПЦ не принят, он лишь направлен Президентом на рассмотрение в Государственную Думу, и пока что даже не рассматривался. Кстати, этот закон этот – отдельная тема, которую мы также намерены рассматривать, самым пристальным образом.

Власти Челябинска призывают к «спокойствию и взвешенности», практически взорвав общество, расколов его. Обещано построить новое помещение, но очевидно, что этот посыл – не более чем громоотвод, лишающий противников уничтожения Зала камерной и органной музыки на Алом поле главного их аргумента. Нетрудно догадаться, что этой власти новый концертный зал не нужен, как и сама культура – иначе куда как проще было сохранить действующий. В этом городе 16 лет ремонтировалось здание филармонии, 30 лет строится метро, без всякой перспективы достроить – противником строительства является сам новоизбранный губернатор.

Чем вызвана подобная настойчивость и поспешность, эта безапелляционная риторика? Власти не комментируют, нам остаётся гадать. Похоже, что решение стало сюрпризом для самого Патриарха Кирилла, который не рассчитывал на подобный «подарок». У конфликта долгая, но, как все были уверены, законченная история. Не было замороженного решения – решение, окончательное, «фактическое», словами профессора Преображенского из известного фильма, было принято десять лет назад, когда Челябинск посетил Патриарх Алексий II, – здание остаётся концертным залом, для религиозных целей строятся новые. Решение мудрое, устроившее всех взвешенных людей. Десятилетие эта тема не поднималась, не было тлеющего конфликта – власти искусственно разожгли его.

Сто лет назад решение достроить здание, задуманное как памятник императору Александру II, именно как церковь, было общественным – тогда это отвечало интересам самого общества. Население России в то время было глубоко религиозным, что, кстати, не спасло его от катастрофы – одной религии для счастья и стабильности обществу, как оказалось, недостаточно. Для этого нужно что-то ещё, и это что-то – культура нации. Нравственному обществу нужно образование и искусства – именно этим потребностям современного общества и отвечала постройка Зала камерной и органной музыки в конце прошлого века.

Сторонников сохранить зал абсолютное большинство – это неоспоримый факт, оказавшийся крайне неприятным для новой администрации области. Прежняя администрация, хорошо понимая опасность, давно закрыла вопрос, не поощряя какую-либо дискуссию. Сторонников сохранения зала сегодня поддерживают даже равнодушные к культуре и самой этой проблеме горожане: «Ну, раз он есть – пусть остаётся. Церквей много, зал один. Зачем снова тратить огромные деньги, разве мало проблем в городе»? Поддержку власти, а скорее не власти, а намерению одного человека – нового губернатора Юревича, оказывают только подчинённая ему команда и радикально настроенные религиозные православные активисты, риторика которых резко отличается – они не допускают никакого диалога. «Отдайте храм!» – единственный их довод. Активность православных в этом вопросе достойна лучшего применения. В Оренбурге, в бывшей мечети, нынче планетарий. Мусульмане – а их в городе большинство, не возмущаются – понимают, что планетарий тоже нужен, стоит поднять вопрос, и мечеть будет, а планетария – нет. Строят новую мечеть, и все при этом счастливы.

Аргументы защитников зала, любого свойства, наталкиваются на утверждения православных священников и активистов о некоем «сакральном» характере здания, бывшем церковью 80 лет назад, которое непременно необходимо «вернуть в лоно». Это чем-то напоминает «Калину красную» – помните диалог в конце фильма, о главном герое: «Ну пусть он живёт, ну пусть землю пашет»? На что герой Буркова тоже отвечает что-то насчёт справедливости, мол: «От нас просто так не уходят».

Здание нашло себя, обрело новую душу, живёт новой жизнью – прекрасной жизнью учреждения культуры. Нужно радоваться, а не «восстанавливать справедливость». О какой справедливости говорится на этот раз? Какого исторического периода? Через восемьдесят лет общество будет каяться и восстанавливать справедливость в отношении происходящего нынче культурного варварства. Никакая «справедливость» не может быть оправдана, если ради созидания одного храма уничтожается другой.

Принимая государственное решение о передаче храмов РПЦ, тогдашний президент Путин высказал пожелание, чтобы в этом процессе были сохранены интересы учреждений культуры и образования – Алексий II это пообещал. И выполнял обещание, кстати. Нынче гремят другие колокола – РПЦ ведёт себя откровенно жёстко, её политика – политика экспансии, не считающаяся с интересами культуры. Причём, можно быть уверенным, что политика эта делается не всегда с ведома первых лиц – бойкие священники суетятся на местах, да так, что руководству РПЦ приходится краснеть и опровергать наличие у РПЦ претензий, как в случае с Калининградским Кафедральным собором. Не исключено, что решение о передаче здания Зала камерной и органной музыки готовилось в тихих челябинских кабинетах, и было преподнесено Патриарху Кириллу как доброе волеизъявление горожан – истинное понимания дел ему, вероятно, даже неведомо.

Можно смело предполагать, что в этом случае, традиционно для современных правил игры, решающую роль играет личностный фактор . Не было необходимости передавать здание, оно стало агнцем заклания в очередной нечистой игре, приведшей нового губернатора к власти в регионе. И в этот раз именем Президента только прикрываются, решая сугубые интересы – личные или политические. Перечить новому губернатору никто не хочет, противостоять – боятся, в итоге храму культуры публично выносится приговор. С молчаливого или безропотного согласия тех, кто способен противостоять. Ничего не напоминает в религиозной истории?

Даже у сторонников челябинского органа, готовых к конструктивному диалогу с властью, нет понимания, что соглашаясь на вынос инструмента, они способствуют уничтожению Органного зала. Построить новое здание, с новым органом – прекрасно. Но убирать из здания на Алом поле инструмент – фактически означает уничтожить этот культурный объект. Сейчас челябинцы ждут приезда в город специалистов из Германии, создавших этот орган, для того чтобы получить заключение о возможности переноса. При этом мало кто понимает, что разговор будет идти на разных языках – во всех смыслах. Разумеется, чтобы спасти инструмент, немцы дадут точные рекомендации, как это сделать, составят смету и предъявят счёт. Вот только они не смогут понять – зачем это делается?

Любой, даже далёкий от органного искусства человек, интуитивно понимает, что этот инструмент – не рояль и не гармошка. Помещение и орган строятся как единое целое – как голосовые связки, горло певца, его лёгкие. Принцип один – тут резонируют трубы, там вибрируют связки. Вот только у одного человека есть голос, у другого нет. У челябинского органа голос есть, это редкий и прекрасный голос – об этом говорят и специалисты, и все, кто его слышал. Перенести орган можно, но это то же самое, что сделать трансплантацию голосовых связок, пересадить их другому человеку. Хирургия шагнула далеко, пересадить можно что угодно, но будь это даже связки Шаляпина – не факт, что они приживутся и зазвучат. В любом случае, как Шаляпин, никто больше не запоёт, и уникальный голос органа будет потерян навсегда. Закрыть существующий зал – то же самое, что запретить петь Шаляпину, вырезать ему голосовые связки и заставить читать молитвы, потому что это – «восстановление исторической справедливости».

Челябинцы, возможно, даже не подозревают, что обладают редкой, уникальной ценностью, которой могут лишь завидовать другие российские города. Отдельного органного зала нет в Новосибирске – куда как более развитом культурном центре, гордящимся потрясающим Театром оперы и балета, симфоническим оркестром, консерваторией им. Глинки. Разговоры о его строительстве идут там не один год, но дело не начато – решение это далеко не простое в организационном и финансовом плане, даже для столицы огромной Сибири. Рано или поздно зал там будет построен – на всех уровнях понимание есть. С трудом представляется причина, по которой новосибирцы согласились бы с уничтожением подобного зала, будь он реальностью, как в Челябинске. Новосибирск – это действительно культурный город, по всей оси властной вертикали.

Органного зала нет в Екатеринбурге, Самаре, Петрозаводске, Нижнем Новгороде… И многих других региональных центрах – мы называем только крупные города, с развитой филармонической жизнью. На самом деле городов, где есть подобное чудо, в России  не так много – к примеру, отдельного органного зала нет даже в Москве, хотя в столице много прекрасных органов. Предстоящее закрытие органа Большого зала консерватории на два года на период реконструкции считается огромной утратой, к этой мысли москвичам трудно привыкнуть. Именно наличие прекрасного инструмента привлекало в Челябинск многих замечательных музыкантов, позволяло включать город в общий контекст культурной жизни России.

Что означает на деле принятие решения о переносе органа? Даже если власти пообещают построить новое здание, на что, по их собственным словам, потребуется 5-7 лет, это даёт повод снять себя обязательства по обслуживанию органа сейчас. Нет необходимости проводить ремонт зала. Что в итоге? Культура в Челябинске и сегодня финансируется крайне скудно. Без регулярных затрат по поддержанию органа он, находящийся сейчас в идеальном состоянии, за эти годы действительно придёт в упадок, как без ремонта и сам зал. И тогда вопрос решится как бы сам собой – нет зала, нет виновных. На новый зал денег, разумеется, не найдётся – сегодня это город с чудовищным, многомиллиардным бюджетным дефицитом.

Наше издание включило Челябинск в ежедневные обзоры событий классической музыки в России – нужно сказать, что события эти на фоне других городов крайне скудны. Очень мало концертов, на которые действительно хотелось бы пойти. Челябинскую музыкальную культуру нужно развивать, а не добивать – и в этом власти нашли бы самую широкую поддержку, как в городе, так и в России.

Зал камерной и органной музыки, благодаря нависшей над ним опасности, стал известен очень и очень многим. За те несколько лет, пока будет молчать орган Большого зала Московской консерватории, у Челябинска появляется реальный стать флагом органной культуры а России, а благодаря уникальному зданию – ещё и центром духовной музыки. Не вопреки, а именно благодаря уникальному и единственному в своём роде сочетанию, когда в здании, построенном в традициях русской церковной архитектуры, находится орган. Сочетание это оказалось настолько удачным, что отрицать его можно только из чувства противоречия или каких-то неявных соображений невысказанного характера. Даже людям, лишённым эстетического чувства прекрасного, прагматикам, которые нынче представляют власть на всех этажах вертикали, включая РПЦ, должно быть понятно – сохранение зала несёт больше выгод, чем его уничтожение.

Новый храм, будь он создан на этом месте, будет нести тяжёлый крест – в памяти общества он останется не восстановленным, а именно уничтоженным храмом культуры. Репутация РПЦ и властей Челябинска пострадает невосполнимо, чем, безусловно, воспользуются оппоненты – с лозунгом «Я отстою Органный зал» победа на осенних выборах нового мэра Челябинска кандидату от оппозиции будет обеспечена.

Челябинск – город многих конфессий, православная среди них не является даже самой большой. Мусульманам, католикам, людям других национальностей – татарам, которых в Челябинске немало, новый православный храм не нужен. Им нужен Органный зал. Наша редакция завалена письмами от простых граждан с просьбой о поддержке в его сохранении. Граждане Челябинска стучатся во все инстанции, включая Президента и Председателя правительства, в федеральное Министерство культуры. Власти они не верят, и их можно понять – заявление о предстоящем закрытии культурного учреждения было первым, что сделал новый губернатор, даже не дожидаясь официального вступления в должность. От этой власти, контролирующей региональные СМИ, лоббирующей в своём родном городе интересы столичной макаронной фабрики и раздающей «подарки», созданные не их руками, ничего хорошего они уже не ждут.

Это не местная проблема, как возможно думает пришедшая к власти новая команда. История с Органным залом уже вышла за пределы Челябинска, о ней, в том числе благодаря нашим публикациям, узнала культурная общественность Москвы и других городов. В случае продавливания своего решения новый губернатор и люди из его команды рискуют войти в историю с очень некрасивыми лицами – Нерона поминают по сей день. Неприятно видеть в списке членов Общественной палаты Челябинска, поддержавшей это варварство, фамилии людей, которые по должности обязаны отвечать за вопросы культуры.

Наше издание намерено и далее освещать эту тему, привлечь к дискуссии о челябинском Зале камерной и органной музыки авторитетных музыкантов, деятелей культуры, искусства, политиков и бизнесменов. Интервью с ними появится в ближайших материалах. Читайте Classica.FM.

Другие материалы на эту тему:
РПЦ и вопрос культурного противостояния
В Челябинске разгорается «органный» скандал


Новости в этой категории

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Зазеркалье — о «русской оккупации» Крыма

Полностью переформатировать сознание, выдать чёрное за белое, зеркально поменять нравственные полюса — большая, продолжительная, но вполне выполнимая задача. Никогда не мог подумать, что технология «цветных…

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Поздравляю всех с успешным Олимпийскими играми в Сочи!

Впервые в истории мы опередили всех по количеству побед. Мы показали, что можем и строить, и принимать, и побеждать. Теперь у нас есть лучшая в…

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

На службе технологий манипулирования массовым сознанием

Опубликовал его некий украинец Олег Леусенко, содержание постов которого носит исключительно односторонний антироссийский характер. В нём мало чего о самой Украине без привязке к России,…